Российский бизнес на международной арене в условиях санкций

24 июня 2022 14:23:32
© Sputnik

Вице-президент – управляющий директор управления международного двустороннего сотрудничества Российского союза промышленников и предпринимателей Сергей Красильников рассказал агентству "Спутник", как в настоящее время российские компании работают на внешнем рынке.

Спутник: Как российский бизнес сейчас развивает международное сотрудничество, учитывая антироссийские санкции и неблагоприятную обстановку?

Сергей Красильников: Ещё в конце марта мы с иностранными партнёрами создали рабочую группу по защите инвестиций и уже провели 2 заседания. Она необходима для того, чтобы мы смогли договариваться по важным вопросам взаимодействия под санкциями – в том числе по различным чувствительным законопроектам, которые могли бы навредить нашей работе, например, законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за исполнение антироссийских санкций. А Российские предприниматели сейчас озадачены вопросами регулирования параллельного импорта, введения внешнего управления в уходящих с рынка компаниях. Эти вопросы касаются, в первую очередь, «недружественных стран».

Что касается привлечения новых инвесторов, то привлекать их сейчас станет чуть сложнее. Но они есть – в том числе инвесторы из арабских стран. В настоящее время у нашего бизнеса есть целый ряд интересных проектов с арабскими странами: промышленная зона в Египте, совместная банковская деятельность в национальных валютах. Есть и много других проектов, о которых мы пока не рассказываем официально. С дружественными странами, в число которых входят все арабские государства, у российского бизнеса установлены прямые контакты, причём на самом высоком уровне. И это внушает умеренный оптимизм.

Даже когда иностранные компании заявляют, что уходят с российского рынка, делают они это цивилизованно: заранее решают вопрос с трудовыми ресурсами, выплатами зарплат, помещениями. Как правило, всё это продаётся или передаётся в руки российских предпринимателей. Хотя были, конечно, и неприятные прецеденты. Но в целом ситуация под контролем.

Спутник: То есть, уходят компании далеко не во всех случаях полностью?

Сергей Красильников: Конечно нет. Чаще всего – это просто громкие заявления для СМИ. По-настоящему российский рынок покинул очень небольшой процент зарубежных компаний. Они могут менять название, собственника, места дислокации и эмблему – но в большинстве своём остаются на рынке.

Заявок на такое, можно сказать, обхождение санкций, у нас тысячи. Понятно, что компании извлекают свои выгоды из ведения дел, но есть и социально-ориентированные секторы. Например, фармакологические компании как придерживались ориентации на людей, а не на политику, так и продолжают это делать.

Спутник: Как российский бизнес планирует выстраивать будущее в новых условиях, когда российским компаниям и российскому экспорту фактически объявили торговую войну?

Сергей Красильников: Сначала объясню, что мы точно не будем делать. Мы не будем рекомендовать правительству применять ответные симметричные меры, которые бы навредили нашему бизнесу. Иными словами, мы ни в коем случае не будем насильно отбирать западную собственность, не будем устраивать гонения на западных бизнесменов, не будем делать агитационных кампаний против западных товаров. Это не наши методы.

Но, конечно, агитировать, чтобы покупали российское, мы будем – и внутри страны, и среди зарубежных партнёров. Это нормальная практика, которая ничем не нарушает правила ВТО. Но при этом будем настаивать на возвращении инклюзивности, демократичности и открытости в работе ВТО. Всё это ведь американцы заблокировали в организации ещё до начала российской спецоперации. Пришло время внести новую жизнь в ключевую организацию для мировой торговли и, я убежден, с этой задачей прекрасно справится российский бизнес.

Российский бизнес настроен на сбалансированный диалог и в рамках G20. Бизнесу для успешного развития дел политизация не нужна. В «двадцатке» сложилась в принципе «сбалансированная» (10 на 10) ситуация с дружественными и недружественными нам партнёрами. Но под мудрым председательством Индонезии нам пока удалось прийти к консенсусу: а это значит, что международный бизнес с участием России будет развиваться и дальше.

Спутник: Иными словами, российский бизнес не рассматривает возможность выхода из ВТО?

Сергей Красильников: Да. Во-первых, из ВТО принудительно никого нельзя выгнать по уставу. Официальная позиция РСПП по этому вопросу такова: членство России в ВТО нужно сохранить, потому что это необходимо нашим же бизнесменам и компаниям. Соответственно, никаких сомнений на этот счёт у нас нет. При всех изъянах организации, при блокировках её нормальной работы со стороны Вашингтона, она нам нужна. И сейчас как раз есть прекрасная возможность работу ВТО восстановить в нормальном режиме, как я уже говорил. Свою позицию мы обязательно отразим на бизнес-части G-20. Другое дело, что США будут этому активно мешать, раз уж сами процедурные функции ВТО заблокировали.

Спутник: Настроен ли российский бизнес давать те или иные преференции при сотрудничестве с дружественными странами в области инвестиций или развития совместных проектов?

Сергей Красильников: Отвечу прямо: преференции в бизнесе не использует никто. Если речь идёт о каких-то скидках, то в пределах отдельных бизнес-стратегий это возможно. Но, опять же, это не вопрос региональной политики: это итог конкретных бизнес-сделок. Грубо говоря, бизнес никогда не будет что-то продавать дешевле из политических соображений. В рыночной экономике такая схема всё-таки не будет работать.

Однако должна работать следующая схема. Есть приоритетные страны и регионы, куда российские компании хотели бы пойти, но не могут это сделать по объективным экономическим причинам без государственной поддержки.

Скажем, та же Африка требует государственной поддержки. Государство должно активно помогать своим компаниям, чтобы они могли войти в рынок на не менее комфортных условиях, чем конкуренты. Так делает Китай, например. А пока наш бизнес входит в африканские страны без широкой поддержки государства, наша конкурентоспособность оказывается не такой уж высокой.

Над тем, что можно назвать выдачей преференций или льготных условий отдельным компаниям из дружественных стран, сейчас занимаются бизнес-объединения. Например, наш РСПП в России и другие подобные объединения за рубежом. Вот мы проводим встречи, вырабатываем какие-то льготы для совместной деятельности. А потом совместными усилиями лоббируем эти интересы перед правительствами своих стран.

Спутник: А насколько охотно российские компании переходят на взаимные расчёты в национальных валютах во взаимодействии с зарубежными партнёрами?

Сергей Красильников: Скажу честно, неохотно. Это ведь, прежде всего, проблема банков и финансовых институтов, а не производственных бизнесов. Выяснилось, что далеко не со всеми странами у нас есть прямые корреспондентские отношения – и банкам нужно их создать сначала. Многие партнеры опасаются «вторичных» санкций. Поэтому для российского бизнеса широкий переход на национальные валюты в расчётах пока сложноват. Но мы, конечно, активно над этим работаем. В РСПП создана специальная рабочая группа по данной тематике. Страны пока называть не буду, чтобы коллеги не обиделись.

Понятно, что через какое-то время мы перейдём на прямые расчёты в национальных валютах со всеми нашими партнёрами. Но такие процедуры требуют времени.

Поделитесь