домой 20 августа 22:25

Российский союз промышленников и предпринимателей

Поиск

Точка зрения

Необходима тонкая донастройка

Одна из центральных тем проходящей в Женеве сессии Международной конференции труда касается вопросов влияния «зеленой» экономики на рынок труда. Каким критериям должны соответствовать работники, которым предстоит строить экономику, основанную на инновациях, альтернативных источниках энергии, «чистом» транспорте и многом другом? И как готовить таких специалистов? В дискуссии по этим вопросам принимал участие и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Николаевич Шохин. С ним беседовала Ольга Богданова -советник по связям с общественностью Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии, которая освещает работу Конференции.

*****

ОБ: Александр Николаевич, Вы в своем выступлении много говорили о «зеленой» экономике, или экологичной экономике. С точки зрения работодателя и предпринимателя, какие, с Вашей точки зрения, могут быть стимулы для того, чтобы предприниматель заинтересовался этим и продвигал «зеленые» рабочие места у себя, помимо соображений корпоративной социальной ответственности?

АШ: Вы знаете, многие экологические требования являются одновременно и требованиями к экспортерам, и очень трудно продвинуть тот или иной товар, если ваша технология «грязная». Многие рынки, европейские в том числе, закрываются для такого рода продукции. И в этой связи мы уже с 1 января 2019 года активно внедряем принцип наилучших доступных технологий. То есть, все новые проекты должны базироваться на самых лучших из известных и доступных, в том числе, исходя из текущих ограничений, связанных с теми же санкциями против России, с возможностями внедрять эти технологи. То есть, сначала запрещается проектировать предприятия и новые технологические процессы, которые не соответствуют справочникам лучших технологических достижений, затем строить запрещается, а затем они будут выводиться из производства. Довольно жесткая программа уже принята законодательством, которая, в некотором смысле, является принуждением бизнеса к такого рода обновлению производства на «зеленой» основе. Но в этом вопросе есть много еще нерешенных проблем. В частности, нужны механизмы автоматизированного учета выбросов и сбросов – выбросов в атмосферу и сбросов в водоемы. Такого автоматизированного контроля пока еще нет, – нет ни приборов в достаточном количестве, нет и требований к качеству окружающей среды, потому что качество окружающей среды и вот эти новые технологии, условно говоря, не связаны на сто процентов жёсткой зависимостью, – надо иметь механизмы пересчета. Это потребует напряженной работы, прежде всего правительственных учреждений, по разработке этих нормативов и приборов автоматизированного учета. Кроме того, надо иметь в виду, что наше присоединение к Парижскому соглашению по климату еще не завершилось. Мы, хотя Парижское соглашение уже действует и его ратифицировало достаточное количество стран, но Россия пока не ратифицировала. У нас есть все основания, как бы, включить при ратификации какие-то особые условия, ну, в частности, мы считаем – и бизнес, и правительство, и президент с этим согласны, - что в тех методиках, которые учитывают выбросы в России, недостаточно учитывается абсорбирующая способность российских лесов. Если сравнивать методики российскую и американскую, то оказывается, что при прочих равных условиях, наши леса оказываются маломощными производителями кислорода. Другое дело, что мы сами эту методику придумали, но поскольку речь идет о международных сравнительных сопоставимых объемах выбросов, то нам, безусловно, нужно взять за основу хотя бы американскую или любую другую, которая адекватно высчитывает. Тогда у нас жёсткость этих требований к определенному сроку обеспечить уменьшение выбросов на тот или иной процент снижается. И это не потому, что мы хотим загрязнять среду, а потому, что на самом деле экономика российская в кризисе находится, и, безусловно, инвестиционных ресурсов еще не хватает на предприятиях.

И поэтому – я в своем выступлении об этом специально несколько слов сказал – нам необходимы не только механизмы давления на предприятия, которые связаны с графиками внедрения наилучших доступных технологий, нам нужны стимулы. Стимулы – это более широкое применение налоговых льгот, таких, как льготы по инвестициям, по инвестируемой части налога на прибыль, более универсальные схемы использования таких механизмов, как специальный инвестиционный контракт, который сейчас используется только в промышленности и имеет ограниченные сроки действия проектов, которые подпадают под этот механизм. Мы предлагали, с тех пор как эта категория появилась в обращении, расширить этот механизм и на другие отрасли экономики – энергетику, транспорт – и продлить период окупаемости проектов, когда действует так называемая «дедушкина оговорка», то есть сохранение условий контракта на период реализации. Сейчас это предельная величина 10 лет. Но если будут реализовываться инфраструктурные проекты, то 10 лет мало.

Президент [России] на Санкт-Петербургском экономическом форуме поддержал эти идеи. Надо механизмы, стимулирующие компании инвестировать, и инвестировать именно в «зеленые», ресурсосберегающие, экологически чистые технологии, разрабатывать как универсальную схему поощрения инновационной и инвестиционной активности компаний, где экологические требования будут только частью. Они не должны отдельно стоять от стимулирования инвестиционной деятельности.

Я думаю, что при таком подходе и бизнес будет себя чувствовать не только социально ответственным, но и экономически эффективным, и мы сумеем вписаться в траекторию «озеленения» российской экономики, которая не будет отставать от международных трендов. Баланс интересов здесь может быть найден.

ОБ: Еще один важный момент Вашего выступления. Вы сказали, что для того, чтобы строить «зеленую» экономику, нужны работники соответствующих специальностей, которых, возможно, пока на российском рынке труда нет. Как Вы считаете, скоро ли эти квалификации у нас появятся на рынке труда и как будут организованы подготовка и обучение?

Чтобы появились специалисты, нужен спрос на этих специалистов. Рынок труда должен предъявить запрос системе профессионального образования, системе переподготовки кадров и т.д. Поэтому шаг за шагом этот спрос будет, безусловно, формироваться. Но я еще раз подчеркну: мы считаем, что не может быть отдельно «зеленого» производства и отдельно инновационного производства, отдельно цифрового и отдельно социально-ориентированного. Все это должно быть увязано между собой. В этой связи речь идет о том, чтобы система профессиональной подготовки кадров быстро реагировала на меняющиеся условия производства. Для этого нужно, чтобы рынок труда формировал требования к компетенциям. Система профессионального образования, в частности, среднего профессионального образования должна в своих программах отражать эти требования рынка труда. И затем система независимой оценки квалификации выпускников должна оценивать, насколько выпускник, получивший профессиональное образование, соответствует требованиям рынка труда, которые были в свое время предъявлены. Это классическая модель. Но мы понимаем, что пока рынок сформирует запрос и специалист будет подготовлен, технология может даже не «уехать», а «улететь» очень далеко вперед. Поэтому нужна постоянная адаптация, постоянная «тонкая донастройка» этой схемы влияния рынка труда на схему профобразования и независимой оценки компетенций опять таки через рынок труда и т.д. Это не может иметь пятилетний цикл. За пять лет сейчас устаревают очень многие профессии. Наша задача формировать перспективные отрасли экономики, в частности, есть Национальная технологическая инициатива в России, которая пытается определить те виды технологии, которые будут востребованы и через 10, и через 15 лет. Это, во-первых. А во-вторых, чтобы у России был потенциал эти технологии разрабатывать, коммерциализировать и т.д. Важно, чтобы объем рынка здесь был достаточным.

Вот если соединить такие регулярные, скажем, схемы взаимодействия рынка труда и системы профобразования с попытками «нащупать» перспективные виды деятельности, этому может способствовать проведение соревнований по методике «Уорлд скиллз». В 2019 году Всемирный чемпионат «Уорлд скиллз» пройдет в Казани. Его задача – показать высокий уровень достижений в рабочих профессиях: рабочих, программистов и т.д.), а с другой стороны максимально инкорпорировать типичные компетенции и навыки в систему образования. Поэтому, совмещение механизма взаимодействия рынка труда с системой образования и поиски наиболее перспективных профессий-компетенций, которые явно получат развитие в России, в том числе, потому что в России уже складываются те или иные отрасли и виды деятельности, во-вторых, потому что мы видим, что они и мире развиваются, и где-то надо, условно говоря, не боятся использовать чужие лучшие практики. Совмещение всех такого рода технологий позволяет говорить о том, что «зеленые» технологии и цифровые технологии не окажутся без компетентных работников, которые ими будут управлять, адаптировать и функционирование будет обеспечено на высоком уровне, и не придется «кувалдой и молотом» приводить в действие компьютер.

ОБ: Мне очень понравилось, как Вы сказали «тонкая донастройка», мне кажется, хорошим заголовком для этого интервью могло бы стать.

АШ: В принципе, да. С рынком труда пусть будет «тонкая».

ОБ: Хорошее выражение! Спасибо Вам за интервью и успешной работы на конференции!

Rambler's Top100 Rambler's Top100