домой 18 августа 07:47

Российский союз промышленников и предпринимателей

Поиск

Точка зрения

Кто-то ноет, кто-то строит

Прошло около года после присоединения России ко Всемирной торговой организации в качестве 156-го члена этого глобального клуба купли-продажи. Оппозиционно настроенная часть граждан задолго до 22 августа 2012 года обрушила на названное событие оголтелую критику.

Конечно, кое-кто искренне считал, что вступление в ВТО навредит отечественному производителю. Но большинство противников ВТО, похоже, действовали по принципу «всякое лыко в строку»: одно за другим проводились мероприятия (зачастую с привлечением известных персон на авторитетных площадках), итоговые документы которых признавали наше присоединение к ВТО грубой ошибкой.

Сейчас протесты против ВТО опираются на первые итоги: мол, мы предупреждали! В этом неутихающем шквале негативных оценок едва слышна противоположная точка зрения. Ее-то и предлагаем читателю: журналист Наталья Крыленко расспрашивает российского экономиста, члена правления РСПП и главу агрохолдинга «Талина» Виктора Бирюкова.

Виктор Степанович, предлагаю сосредоточиться на отечественном агропромышленном комплексе. Ведь именно его даже незаангажированные политиканами специалисты часто называют самым пострадавшим от вступления России в ВТО. Как в этой связи обстоят дела у вас в «Талине»?

– Чтобы не «растекаться мыслью по древу», отмечу лишь основные подвижки последнего времени. В настоящее время фирма из Дании модернизирует цех первичной переработки на самом крупном нашем мясоперерабатывающем комплексе «Атяшевский», с которого в 1998 году и начиналась «Талина». Если ныне мощность этого предприятия составляет по сырью 100 голов в час, то уже осенью 2013 года она достигнет 250 голов в час с возможностью увеличения до 350 голов в час. Кстати, качество мяса здесь проверяют 12 государственных ветеринарных врачей.

– Давайте поясним, что МПК «Атяшевский» расположен в мордовском райцентре Атяшево, но структурно в его составе также находятся мясоперерабатывающие обособленные подразделения в мордовском райцентре Торбееве и мордовской столице Саранске. В «Талину» входит также мясокомбинат «Даурский» из забайкальского Краснокаменска. Основным сырьем для всех предприятий служит свинина, которая производится на свинокомплексах в Мордовии и Ульяновской области. Почему перестало хватать мощности прежнего «убойника» «Атяшевского»?

– Согласно нашим инвестиционным планам, к 2015 году свинопоголовье «Талины» увеличится почти в четыре раза – до 400 тысяч. Между тем в начале 2011 года на наших свинокомплексах единовременно содержалось лишь 105 тысяч животных. Соответственно и производство свинины в живом весе вырастет с 17,6 тысяч тонн в 2011 году до примерно 57 тысяч тонн в 2015 году. В частности, в 2012 году поголовье свиней на всех площадках «Талины» увеличилось на 13% по сравнению с 2011 годом, достигнув 144 тысяч. Первичная переработка ни в коей мере не должна тут отставать.

– Иными словами, с каждым годом вы настойчиво движетесь к намеченным рубежам. Согласно расчетам Национального союза свиноводов России, группа компаний «Талина» вошла в «горячую двадцатку» крупнейших производителей свинины в стране по итогам 2012 года с суммарной производственной мощностью свинокомплексов 26,0 тысяч тонн свинины в год. За счет чего создаются столь внушительные приросты?

– Из экстенсивных причин: в июне 2012 года мы вывели на проектную мощность комплекс «Симбирский бекон», который построили в поселке Зеленая Роща Ульяновской области, а годом ранее запустили в работу. Из интенсивных факторов роста отмечу, что наши свиноводы добились увеличения многоплодия в среднем на 0,4 головы и увеличения опороса с 78% до 86%. В итоге в 2013 году планируем увеличить общее свинопоголовье холдинга еще на 39,5%.

– Каково качество талиновской свинины, может ли она конкурировать с импортной свининой от признанных зарубежных производителей?

– Мы уже успешно с ними конкурируем, поскольку научились выращивать качественное мясо и правильно его разделывать, о чем скажу позднее. Сейчас мы разводим те же мясные породы Ландрас, Дюрок, Йоркшир, что и на Западе. По продуктивности и мясности наши животные не уступают поголовью в Германии или Нидерландах. Толщина хребтового шпика не превышает 1,5–2,0 сантиметра, тогда как при традиционном разведении, кормлении и содержании она больше 4,0 сантиметра. Каждая свиноматка у нас приносит в среднем 27 поросят в год. Среднесуточные привесы превышают 880 грамм в сутки – по этому показателю мы уже догнали знаменитых свиноводов Дании. Да и расход корма на 1 килограмм привеса (конверсия) не уступает лучшим мировым показателям, составляя 2,7 килограмма.

– В одной из ваших статей открыла для себя большой секрет: оказывается, производство мяса вместо сала экономически гораздо выгоднее. На производство 1,0 килограмма мяса нужно кормов в 4 раза меньше, чем на производство 1,0 килограмма сала.

– С зажиренной продукцией наших подворий в рамках ВТО действительно не попонкурируешь. Вообще кустарным образом заниматься свиноводством не только невыгодно, но и просто недопустимо в связи с ветеринарной проблематикой: тут вам и невозможность внедрения карантинных мероприятий, и забой где попало и чем попало. О перерасходе корма уже сказано, но имеются и прочие проблемы. Да и племенная работа в небольших хозяйствах «по определению» неэффективна, все усилия по улучшению стада быстро идут прахом. Такие производители обречены либо быстро модернизироваться, либо уйти с рынка. Это тот случай, когда никакая государственная поддержка не поможет, за шесть-то лет так и не помогла.

– Как вы собираетесь достичь «заветной» численности поголовья в 400 тысяч? «Симбирский бекон» уже задействован, какие другие «инструменты» припасены?

– В Ковылкинском районе Мордовии полным ходом строится свинокомплекс-стотысячник, единовременно на этом предприятии будут содержаться 56 тысяч животных. Этот инвестпроект «Строительство Мордовского племенного центра на 4,8 тысячи свиноматок» презентован в январе 2012 года на международной выставке «Зеленая неделя» в Берлине. Мы создаем эффективную трехплощадочную систему: репродуктор, площадка доращивания, площадка откорма. Центр будет производить 112 тысяч голов в год, или 12 тысяч тонн в живом весе (так называемом «живке»). Первую партию с откорма планируем получить в апреле 2014 года. Особое удобство месторасположения этого комплекса заключается в непосредственной близости нашего комбикормового завода в городе Ковылкине.

– Давайте перенесемся на другой конец страны, в Краснокаменск, что на границе с Китаем. Тамошний мясокомбинат вы реконструировали и запустили в работу в 2009 году – после того, как в январе того же года «Талина» стала интегратором региональной «Программы повышения благосостояния сельского населения и эффективности АПК». Почти сразу же вы взялись возводить на «Даурском» – не на «Атяшевском»! – цех первичной переработки. Почему?

– Забайкалье – часть «мясного пояса» России, там прекрасные условия для разведения крупного рогатого скота мясных пород. Но убой животных велся по старинке, образно говоря, «рогатинами по оврагам». Теперь «Даурский» наладил тесное сотрудничество с местными фермерами. Им достаточно просто позвонить на мясокомбинат, и оттуда за животными приезжает специально оборудованная машина.

– Должно быть, это особенно важно с учетом огромных расстояний?

– Разумеется! В итоге больших усилий, в том числе органов муниципальной и государственной власти, самый современный цех по убою и первичной переработке скота за Уралом мы торжественно пустили в работу на «Даурском» 29 ноября 2011 года...

– Перебью вас: уже 16 декабря того же 2011 года в Женеве был подписан протокол о присоединении России к ВТО. Иными словами, пока кто-то ноет, кто-то вовсю строит! Кстати, присутствовавший тогда в Женеве экс-министр финансов Алексей Кудрин сказал, что присоединение к ВТО даст России 3–4% дополнительного прироста ВВП за 10 лет.

– Возможно и так – время покажет. Пока же вернемся в Даурию: тамошний «убойник» предназначен не для свиней, а для КРС и имеет мощность 20 голов в час. Он обеспечивает разделку говядины на отруба, обработку субпродуктов, охлаждение, заморозку в блоки, переработку отходов. Подобные убойные цеха в России можно по пальцам пересчитать – мы же почти не дифференцируем мясное сырье! Полутуша поставляется потребителю одним куском по некой усредненной цене. В результате мясо для богатых становится гораздо дешевле, чем должно быть. А бедным оно обходится намного дороже, чем могло быть. Несем убытки и мы – скотоводы, свиноводы, овцеводы и другие.

– Именно поэтому наши мясопереработчики – хотя бы в силу технологических требований – вынуждены импортировать на свои предприятия огромное количество мяса в «правильно» разделанном виде, хотя в целом-то мяса в стране хватает?

– К счастью, «Талина» практически покончила с таким порядком, но многие коллеги не позаботились о внедрении у себя на предприятиях современной первичной переработки. К примеру, в США говяжья полутуша разделывается на 40 с лишним кусков, которые отличаются друг от друга качеством и соответственно ценой. Самые дешевые части могут стоить $0,1 за килограмм, в то время как отборные куски – $40, и каждый кусочек находит своего покупателя (туша свиньи разделывается на 20–30 кусков). А у нас? Цельными полутушами снабжаются больницы, школы, детсады, армия, исправительные и прочие учреждения.

– Но никто отчего-то не видел, чтобы там кого-нибудь кормили вырезкой!

– Да, вся полутуша после обвалки и жиловки (это тяжелая работа – отделение мяса сначала от костей, затем от жил и соединительной ткани) перекручивается на мясорубке в односортное сырье для тефтелей, фрикаделек, голубцов, пирожков. Между тем вкус котлет практически не зависит от того, сделаны они из вырезки или из менее дорогих частей. Питательность с этим тоже очень мало связана. Более того, при дифференцированной разделке потребитель может получать фарш с точно заданным составом, например: 40% свинины, 40% говядины, 20% сала.

– Виктор Степанович, а какими производственными достижениями может похвастать сегодня «Даурский»?

– Комбинат под собственным брендом «Даурия» уже производит ежемесячно около 400 тонн колбасных изделий и мясных деликатесов 50 наименований, что в значительной степени обеспечивает потребности жителей всего огромного региона. К сожалению, сдаваемый скот обычно мелковесный, по 300–350 килограмм, а между тем кости, шкура и внутренности по массе почти таковы, как у животных, «правильно» откормленных до 500–600 килограмм. Это бьет по производительности труда, повышает себестоимость продукции.

– Что вы решили делать в подобной ситуации?

– С руководителями Забайкалья мы договорились о создании уже в 2013 году сети репродукторных площадок (где будут находиться первое время после отела коровы с телятами) и, соответственно, первого в крае высокотехнологичного фидлота для финишного откорма бычков с этих площадок. В общем, задействуем канадскую схему, поскольку климат и почвы почти как в Канаде. Что же касается профессиональных животноводов для работы на репродукторных площадках, то эти кадры будем готовить с 1 сентября 2013 года: сначала в одном из профтехучилищ Краснокаменска (где уже обучаем специалистов по мясопереработке для «Даурского»), а позже и в других районах края.

– Вы не раз говорили в печати, что наша страна – мировой лидер по совокупности показателей обеспеченности сельскохозяйственными угодьями: как по минимальной распаханности на душу населения, так и по пресной воде. В результате, согласно вашим расчетам, Россия способна обеспечивать экологически чистым продовольствием миллиард человек, в то время как сейчас мы кормим только порядка 100 миллионов. Но если речь идет о бизнесе на миллиарды долларов, то почему он у нас до сих пор числится как бы «в запасе»?

– Во-первых, Наталья, несмотря на присоединение к ВТО, до сих пор отсутствует ряд нормативных актов, которые позволили бы нам прийти со своими продуктами питания, скажем, в Европу. Во-вторых, дело упирается все в ту же грамотную разделку мясного сырья: с цельными полутушами свиней и быков нас в мире не ждут. Кстати, по оценкам Всемирной продовольственной организации (FAO), к 2050 году спрос на мясо вырастет в Юго-Восточной Азии и Тихоокеанском регионе в 1,8 раза, в Южной Африке – в 2,0 раза, в Центральной и Западной Азии и Северной Африке – в 1,7 раза. А вот в развитых странах потребление мяса уже сегодня достигло диетологических норм и будет увеличиваться незначительно. К этому времени хроническое недоедание охватит примерно треть землян, или около трех миллиардов человек, – ныне с голодом сталкивается один миллиард. Так что основные направления экспорта очевидны.
Rambler's Top100 Rambler's Top100
11111