домой 18 августа 08:27

Российский союз промышленников и предпринимателей

Поиск

Точка зрения

Ложный маяк малого бизнеса

Вот уже четверть века этот маяк манит и манит к себе россиян: одному Всевышнему известно, сколько из них разбили свои судьбы в отчаянных попытках наладить малый бизнес. Открыв собственное дело, эти люди желали перебраться в средний класс, не зависеть от начальства, избавиться от пятидневной «обязаловки» на рабочем месте.

Правда, указывать на огромные недостатки малого бизнеса и в голову никому не приходит, это же все равно что замахнуться на «священную корову» – дело небезопасное, чреватое шквалом уничижительной критики. Вдобавок ученые, чиновники и политики не жалеют слов, ратуя за малый бизнес, зовут на его соблазнительное сияние. Но рано или поздно любая «священная корова» становится тормозом общественного развития, например, коммунистическая идеология со временем стала препятствовать росту народного хозяйства. И ее тут же сменила другая «священная корова» – безоглядная вера в невидимую руку рынка, который мол, оптимально отрегулирует это самое хозяйство.

Вероятно, так и было во времена философствовавшего экономиста Адама Смита, чье выражение invisible hand of the market отправилось покорять планету в XVIII веке. В XXI веке подобный подход не годится, лучшим доказательством чему является нынешний глобальный кризис. Рынок ни в коем случае не должен быть свободным, он сам нуждается в активном регулировании во избежание надувания всевозможных пузырей – деривативов, финансовых пирамид, коротких позиций, суверенных долгов.

Однако понимание необходимости широкой этатизации экономики до сих пор практически не коснулось «священной коровы» малого бизнеса. Как и 25 лет назад, когда в СССР были разрешены коммерческие кооперативы (сыгравшие зловещую роль в развале социалистической экономики), малый бизнес тут и там называют панацеей от большинства проблем. Дескать, это и высокая занятость, и инновационные придумки, и мобильность в освоении новых продуктов, и высокая производительность труда, и т.д.

Приводятся цифры: в США малые предприятия создают, по разным источникам, от 50% до 70% ВВП, в Японии – около 80%, а в России – менее 20%. Горячие либеральные головы называют это отставание причиной низкой эффективности экономики и нехватки достойных рабочих мест. Заодно ссылаются на негативный опыт Белоруссии, где власти законсервировали социалистический уклад, не позволив полностью приватизировать даже торговлю, не говоря уж о промышленности; вклад малого бизнеса в ВВП, по-видимому, укладывается в интервал от 9% до 13%, и в результате в 2011 году белорусское «экономическое чудо» закончилось тяжелейшим экономическим кризисом.

Взглянем на «священную корову» малого бизнеса без эмоций – объективно и спокойно. Для начала приведем слова директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, академика Виктора Ивантера: «Малый бизнес – вообще не самостоятельный игрок, а своего рода шлейф, сопутствующий крупному и среднему бизнесу».

Именно по причине своей «пристроенности» к более серьезным игрокам малый бизнес, несмотря на весомый вклад в экономику развитых стран, не в силах предотвращать спадов. Итак, во-первых, нужно четко понимать, что малый бизнес не может быть локомотивом: народное хозяйство в целом тянут «крупняки», им «реально рулят» корпорации.

«Если обрабатывающая промышленность лежит, для малого бизнеса нет простора, остается разве что торговля да автосервис», – продолжает В.В. Ивантер. И отсюда – во-вторых. Мелких предпринимателей не станет больше без подъема индустрии высокого передела. Тем временем ее доля в российском ВВП сокращается. Директор Института экономики РАН, член-корреспондент РАН Руслан Гринберг говорил об этом: «[В России на выходе из рецессии] начинается очень сильное упрощение экономики... Восстановится докризисная структура экономики, но в еще более примитивном виде... Обрабатывающее производство дальше деградирует».

Немаловажно, что история малого бизнеса насчитывает астрономическое число разорений и следовавших за ними жизненных крахов, которые порой оканчивались самоубийствами; еще больше «самопальных» бизнес-планов позволяли и позволяют своим создателям существовать в полунищете. Причина в том, что способности к бизнесу имеются всего у нескольких процентов населения: в любой стране, среди любого народа. К тому же многие категорически не желают взваливать на себя свободу вместе с ответственностью (рисками), предпочитая судьбу наемного работника.

Добавим фактор везения: вообразим, что некто взял кредит на открытие прачечной, а тут в продаже появились недорогие и удобные стиральные машины. Впрочем, еще вероятнее, что подобный бизнес будет убит очередной рецессией: в Москве из 1700 предприятий бытового обслуживания, открывшихся в 2008 году, почти 400 закрылись уже к марту 2009-го. Глава департамента потребительского рынка и услуг столицы Владимир Малышков тогда объяснил: «На 20–30% у нас "упали" химчистки, "упали" прачечные. Получается, что люди стирают дома. Население начинает экономить». Как видим, «загнать» в малый бизнес большинство населения попросту невозможно, и это в-третьих.

Много лет масс-медиа убеждают народ, будто малому бизнесу по плечу деятельность в любой сфере. Сие большое заблуждение – в-четвертых. Когда в России год от года уменьшается число небольших банков и авиакомпаний, то это вовсе не борьба с малым бизнесом, а благо для общества. Ну не по зубам крошечному банку соблюдать все требования финансового законодательства – лицензии он непременно лишится. И не должен «малыш» заниматься воздушным сообщением, слишком это опасно для пассажиров и экипажей. Точно так фермерам нельзя выращивать свиней: в отличие от современных свинокомплексов, небольшие хозяйства не в состоянии уберечь питомцев ни от африканской чумы свиней (АЧС), ни от ухудшения племенных качеств, ни от кратного перерасхода кормов, ни от высокой зажиренности мяса.

Подробнее остановимся на пищепроме, так как за последние полтора года в СМИ возникла мода на «страшилки», связанные с меню россиян. То на «голубом глазу» демонстрируется кишащий тараканами цех по выпуску тортов, то вместо сливочного масла в пачке оказывается масло пальмовое, то бывшие продавцы делятся секретами мастерства – рассказывают, как придавали «вторую молодость» продуктам. Особую ненависть вызывает колбаса, взять хотя бы заголовки: «Сколько мяса в колбасе?», «Есть или не есть колбасу?», «Мясо в колбасе – миф или реальность?», «Почему колбаса не мясо?» и т.п.

Бывает ли у подобных историй реальная основа? Да. Всякий раз дурная продукция попадает на прилавки с малых предприятий, где нет ни современного оборудования, ни должной санитарии, ни положенного контроля качества, ни квалифицированного персонала, ни оборотных средств. В итоге колбаса производится «на коленке», кустарным способом. Расспросите профессионалов из Роспотребнадзора, и они посоветуют выбирать еду от самых мощных производителей – конфетных фабрик, маслозаводов, мясоперерабатывающих комплексов. Так, замначальника отдела надзора по гигиене питания управления Роспотребнадзора по Самарской области Мария Макарова прямо говорит: «Чем крупнее предприятие, тем лучше оно оснащено и тем более качественную продукцию выпускает».

«Рыночные процессы неизбежно приводят к концентрации производства, – отмечает публицист Александр Приходин. – Сегодня около 500 крупнейших корпораций обеспечивают более 1/4 общемирового производства товаров и услуг, их доля в экспорте промышленной продукции достигает 1/3, а в торговле технологиями и управленческими услугами – 4/5. Почему же от рядовых россиян скрыли эту информацию в годы перестройки и шоковой терапии? Неужели ясины и немцовы, с маниакальным упорством навязывающие обессиленной России смитовскую модель классического капитализма (в которой конкурируют между собой мелкие фирмы), верили в ее осуществимость? Всерьез полагали, что она обеспечит будущность великой страны?».

Завершая перечень изъянов нашей «священной коровы», напомним, что экономист Йозеф Шумпетер определял бизнесмена как человека, который пытается преобразовать новую идею или изобретение в успешную инновацию. «Предпринимательство – сила креативного разрушения, действующая на рынках и в производстве, одновременно создавая новые продукты и модели бизнеса, – чеканил этот австрийско-американский гуру. – Креативное разрушение обеспечивает динамичный и долгосрочный экономический рост».

Какие же такие новые идеи с изобретениями заложены в ларьке, где грязными руками неизвестно из чего делают шаурму? Здесь не «креативное разрушение», а опасность разрушения здоровья. А вот в Rostik’s KFC или McDonald’s вам ничего не угрожает, поскольку там качество продукции возведено в ранг корпоративной философии. И это – в-пятых. Рассказ создателя империи McDonald’s Рея Крока вообще стал классикой: «Если случалось пережарить картошку, мы ее выбрасывали. Еще чаще приходилось выбрасывать булочки, особенно когда их изготавливали усердные новички».

Малый бизнес – инструмент для заполнения точно определенных рыночных ниш. Если продолжить близкую автору этих строк агропромышленную тему, то нашим фермерам вместо свиней следует разводить овец и коз, гусей и кроликов, может, даже страусов. Но главное – активно развивать кооперацию, которая позволяет эффективно разделить цепочки стоимости на множество полуавтономных отрезков. Для крупнейшего на планете производителя мяса Tyson Foods (США) только птицу растят свыше 6500 фермеров. С одной стороны, все они – мелкие предприниматели, с другой, – члены кооператива.

Tyson Foods – вероятно, самый большой в мире, гениально отстроенный кооператив. Фермеру по контракту доставляются цыплята необходимых пород и стандартные комбикорма, обеспечивается ветеринарная помощь, вывоз помета, прием набравшей товарную массу птицы, наладка и ремонт оборудования. Фермеру остается следить, чтобы цыплята были накормлены и напоены, поддерживать правильный климатический и световой режимы в птичниках.

В России уровень развития кооперации низок, и почти всякий мелкий сельский производитель вынужден создавать натуральное хозяйство, единолично производя всю линейку сырья и полусырья и самостоятельно приобретая те или иные услуги. Поэтому будущее нашего агропрома – за кооперацией «вокруг» крупных агрохолдингов. У каждого из них хватает мелких, но важных задач, для решения которых нецелесообразно создавать специальные службы. Разумнее на основе кооперации «раздать» эти задачи фермерам. К примеру, в Дании, Нидерландах, Финляндии, Франции, Швеции кооперативами являются почти 50% предприятий пищепрома.

Кстати, только так можно создать бизнес в агросекторе, не имея стартового капитала: будущий предприниматель приходит к большому игроку с товаром, инновацией или услугой, которые он готов предложить. Даже если сам холдинг не даст ни копейки кредита, но в письменной форме пообещает приобретать продукт, – это успех. Теперь можно предъявить банку договор, где указано, что результаты труда будущего предпринимателя будут покупаться. Банки охотнее дают деньги не под «железки» (скажем, какие-то механизмы, трактора и т.п.), но под людей, которые с горящими глазами рассказывают, как будут делать бизнес. Если банкир увидит в договоре с холдингом обеспеченный денежный поток, – даст «кэш». Пример подобного бизнеса: в одной из мордовских деревень на станции искусственного осеменения семья из 4-х человек получает сперму, которой обеспечивает свыше 10 тыс. свиноматок.

Какие еще ниши, помимо АПК, годятся мелким бизнесменам? В 1990-х годах все ломились в розницу, причем инженеры, ученые, учителя, медсестры делали это обычно не по призванию, а от безысходности. Честь и хвала челнокам с киосочниками, которые стремительно удовлетворили грандиозный спрос в эпоху пустых магазинов. Сейчас единичные торговые точки не выдерживают конкуренции с разветвленными сетями ни по ценам, ни по ассортименту, ни по качеству продукции и обслуживания покупателей: данный сегмент рынка для малого бизнеса можно считать закрытым.

Параллельно распахнулся простор для малого бизнеса, в том числе для розничной торговли, в Интернете. Абсолютное большинство работающих посредством всемирной паутины фирм, включая СМИ, являются микропредприятиями, где трудятся до 15 человек. Не забудем также, что некоторые инновационные бизнесы, изменившие лицо Земли, родились в гаражах, т.е. начинали с малого (не станем перечислять всемирно известные бренды – информации на эту тему в открытом доступе и так достаточно).

Главное – не изготавливать в гараже «пальцем тыканную» колбасу, т.е. не заниматься тем, чего нескольким энтузиастам честным образом в принципе не вытянуть. В противном случае маяк малого бизнеса станет ложным и выведет на рифы. Прежде чем обзавестись ООО или получить свидетельство индивидуального предпринимателя, следует семь раз отмерить, присмотреться к знакомым бизнесменам, посоветоваться с участниками рынка и специалистами контролирующих органов, изучить корпус отнюдь не развлекательной литературы, включая действующее законодательство.

(Атяшево – Москва)

Источник: Виктор Бирюков. Ложный маяк малого бизнеса // Первая десятилетка России новейшего времени: куда, как, к чему? Раздел 3. Pax Ruthenia (Размышления о происходящем. Сборник докладов на Международном интеллектуальном форуме). – Москва – Калуга: Издательство «Эйдос», 2012. – Сс. 159–165. ISBN 978-5-905697-20-3

Rambler's Top100 Rambler's Top100
11111