Члены Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям рассказали о главных трудностях работы с Big Data в России
5 Августа 2020 18:00:00

Российскому обществу нужно научиться задумываться о цифровой гигиене – как с точки зрения личной безопасности, так и бизнеса. Об этом заявила советник адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», исполнительный директор НК «Содействие развитию корпоративного законодательства», член Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям Елена Авакян. 3 августа эксперт приняла участие в дискуссии на тему «Big Data: новейшая история или «новая нефть», трансляция которой прошла на персональном YouTube-канале управляющего партнера юридической практики Deloitte Legal в СНГ, члена Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям Анны Костыра.

По словам Авакян, в сфере нормативного регулирования юристов во всем мире сейчас интересуют прежде всего две темы: «Во-первых, к ним относятся вопросы передачи, обработки, защиты, анонимизации и псевдоанонимизации персональных данных, во-вторых, доступа к «сырым данным».

Юристы озабочены темой допуска к информации, которая накапливается сегодня просто в силу того, что люди взаимодействуют с электронной средой, пояснила Авакян. Данные с камер уличных наблюдений о совершенных покупках, о записях к врачу не обрабатываются, но используются службами безопасности и маркетологами. У экспертов нет однозначного ответа на вопрос о том, кому принадлежат эти данные.

Как отметила Костыра, ряд специалистов рассматривают Big Data в качестве «новой нефти». «В то же время монополия на этот колоссальный объем данных в нашей стране принадлежит государству, которое накапливает информацию при помощи специализированных сервисов, например «Госуслуг», или при финансовом взаимодействии с гражданами через «Сбербанк», – сказала эксперт.

В этой связи Авакян подчеркнула, что любая монополия на информацию может иметь только негативный эффект. По ее словам, консолидация данных государством будет несколько меньшим злом при условии, если власть установит предельно четкие правила равного доступа всех субъектов к возможности использовать эти данные: «Речь идет не о том, что каждый сможет покопаться в персональных данных, а о том, что если государство разрешает использовать персональные данные для каких-то целей, то все субъекты оборота должны иметь равные права доступа к ним».

Авакян полагает, что сегодня общество ждет прорыва в использовании Big Data в телемедицине и фармакологии. В то же время биометрические данные можно рассматривать как форпост, который не должен пасть жертвой доступности персональной информации. Ведь это последняя возможность восстановления цифрового аватара в случае его перехвата, уверена юрист.

Подделка биометрических данных грозит обернуться тотальной трагедией. «В таком случае я не смогу доказать, что моя физическая личность равна юридической личности Елены Авакян, и это меня чрезвычайно пугает, – поделилась опасениями эксперт. — Считаю, что здесь должны вводиться максимальные ограничения для охраны информации и колоссальная ответственность за утрату таких данных».

Эксперты сошлись во мнении о том, что в наш цифровой век может измениться концептуальный подход к понятию «порок воли». При переходе на цифру сделки с пороком воли, то есть совершенные при внешнем воздействии, доказать будет очень сложно. Потребуется анализ нейросигналов мозга человека, и с этой целью необходимо фактически проникнуть в его сознание. Чем больше профессиональное сообщество углубляется в эти вопросы, тем страшнее становится.

Поделитесь