Результаты анкетирования «Антикризисный мониторинг – июнь 2015 года»
Описание

В июне самыми тяжёлыми последствиями кризиса для 41,8% компаний стали неплатежи со стороны контрагентов, доля выросла на 15,9% по сравнению с майскими данными. На втором месте по популярности оказался ответ «последствие кризиса – недостаток оборотных средств», его выбрали 39,8% респондентов (-2,8% от майского значения).

Снижение курса рубля / валютная нестабильность – одно из главных последствий кризиса для 35,7% компаний. Доля снизилась по сравнению с прошлым месяцем на 5%.

Треть компаний ощутили на себе снижение спроса на продукцию / услуги. Этот вариант из месяца в месяц набирает одинаковую долю голосов.

С недоступностью заёмных средств столкнулись в июне 28,6% всех компаний-участниц опроса. В мае это был самый популярный вариант ответа с долей 48,1%. Возможно, ситуация несколько улучшилась, однако, чтобы сделать такой вывод с уверенностью, необходимо проследить динамику на протяжении двух-трёх месяцев.  

Ухудшение условий поставки сырья и комплектующих произошло у 21,4% компаний, согласно данным опроса в июне. Доля этого варианта выросла с мая на 6,6%.

Сокращать объёмы производства компании из-за действия кризиса пришлось 16,3% компаниям в июне, а инвестиционные программы – 15,3% организациям.

С невозможностью оснастить организацию новым оборудованием, технологиями из-за ограничения импорта товаров, работ, услуг столкнулись 13,3% респондентов, доля выросла по сравнению с маем в два раза.

7,7% всех респондентов ответили, что их компании не сталкивались с проблемами, связанными с экономическим кризисом.

image001.png

*Вопрос предполагал возможность множественного выбора варианта ответа, сумма не сводится к 100%

Для промышленных компаний ключевым последствием кризиса стал недостаток оборотных средств, этот вариант указали 46,9% участников опроса, принадлежащих к промышленному сектору. Доля выше среднего значения на 7,1%. Вариант «неплатежи со стороны контрагентов» оказался на втором месте с долей 38,8%. Промышленные компании чаще, чем другие, чувствовали на себе ухудшение условий поставки сырья и комплектующих – доля варианта составила 30,6% против среднего значения 21,4%.

Почти половина компаний отрасли «строительство» ощутили на себе, в первую очередь, недостаток оборотных средств. Снижение спроса на продукцию / услуги компаний и снижение курса рубля / валютная нестабильность были названы главными последствиями кризиса для строительных компаний 38,5% респондентов, занятых в данном секторе. Неплатежи со стороны контрагентов набрали долю на 11% меньше, чем в общем распределении данных.

58,3% организаций отрасли «транспорт и связь» видят в снижении спроса на услуги компаний главное последствие кризиса (+25,6% к среднему значению). Половина транспортных компаний указали, что ключевое последствие кризиса – снижение курса рубля и валютная нестабильность, в общем распределении доля составляет 35,7%.

Для подавляющего большинства компаний энергетической отрасли – 83,3% – основным последствием кризиса стали неплатежи  со стороны контрагентов. На втором месте снижение курса рубля / валютная нестабильность с долей 41,7%. Сокращать инвестиционные программы в условиях кризиса пришлось трети энергетических компаний.

В региональном разрезе 44,8% компаний из Центрального федерального округа почувствовали на себе из-за кризиса снижение спроса на продукцию / услуги, и доля этого варианта выше среднего значения на 12,1%. Снижение курса рубля / валютную нестабильность отметили в качестве главного последствия кризиса 41,4% респондентов из ЦФО. Ответ «неплатежи со стороны контрагентов» набрал всего четверть голосов, тогда как в общем распределении данных он лидирует с долей 41,8%.

Половина приволжских компаний указали, что главное последствие кризиса для их организаций – снижение курса / валютную нестабильность. Здесь реже, чем в других федеральных округах, компании сталкивались с недостатком оборотных средств (доля 25% против среднего значения 39,8%). Недоступность заёмных средств препятствует деятельности 35,7% приволжских компаний (+7,1% к общей доле).

Почти три четверти всех компаний-участниц опроса из Дальневосточного ФО выбрали вариант «главное последствие кризиса – снижение курса рубля / валютная нестабильность». Варианты «неплатежи со стороны контрагентов», «недоступность заёмных средств», «ухудшение условий поставки комплектующих и сырья», «сокращение инвестиционных программ» получили одинаковую долю – 27,3%. Только 9,1% компаний из ДВФО ощутили на себе недостаток оборотных средств.

Распределение ответов организаций из Уральского федерального округа совпадает с общим распределением данных.

В июне 92,8% компаний заявили, что намереваются сокращать расходы, и таким образом противодействовать влиянию кризиса на их компании. В мае доля была примерно такой же.

Как и в мае, реализация программ по внедрению энергосберегающих и ресурсосберегающих технологий стоит в планах половины компаний, принявших участие в опросе.

Четверть организаций собираются прибегнуть к оптимизации затрат предприятия без снижения выпуска продукции (объёма деятельности) и без сокращения объёмов затрат, результаты с мая не изменились.

Компаний, которые планируют требовать аванс со стороны покупателей, стало несколько меньше – в июне доля составила 24,7%, в мае она была равна 27,8%. Отказаться от авансирования поставщиков намерены только 16,5% компаний, тогда как в мае их доля достигала 29,6%.

22,7% респондентов выбрали вариант «в планах увеличение выпуска продукции (результатов деятельности) без расширения производства – интенсификация», в мае доля была примерно такой же.

О продаже непрофильных активов в июне заявили 18,6% участников опроса, в мае значимость этого ответа была выше – доля выбравших этот вариант снизилась за один месяц на 10%.

Сократить объёмы инвестиционных программ придётся 17,5% организациям, в то же время 9,3% опрошенных планируют сохранить или увеличить объёмы инвестиционных программ.

Повысить цены собираются, как и в мае, 16,5% организаций. Напротив, снижать цены готовы 13,4% компаний.

В планах 14,4% организаций переориентация предприятий на выпуск иной продукции, доля этого варианта выросла по сравнению с маем почти в три раза.

Сократить номенклатуру производимой продукции / услуг в условиях кризиса намерены 5,2% компаний, доля этого варианта осталась неизменной.

Только 4,1% всех участников опроса готовы к сокращению объёмов производства / предоставления услуг, здесь доля снизилась на 6%.

image002.png

*Вопрос предполагал возможность множественного выбора варианта ответа, сумма не сводится к 100%

Промышленные компании чаще, чем другие, отмечали вариант «антикризисная мера – реализация программы по внедрению энергосберегающих и ресурсосберегающих технологий», а также «увеличение выпуска продукции без расширения производства – интенсификация». Повысить цены собираются 24,5% таких компаний (+8% к общему значению).

Для 38,5% строительных компаний основной «антикризисной» мерой станет отказ от авансирования поставщиков (доля выше средней в два раза), а для почти трети респондентов, занятых в строительном секторе, – требование авансирования со стороны покупателей. Снижать цены намерены 30,8% строительных компаний-участниц опроса. Повышать цены эти организации готовы реже, чем другие.

Сокращать расходы собираются все без исключения компании отрасли «транспорт и связь». В остальном их ответы близки общему распределению данных.

Компании энергетического сектора почти не рассматривают для себя возможность интенсификации (только 9,3% организаций отметили этот вариант). Они в два раза чаще других выбирали вариант «планируем продать непрофильные активы».

Из регионов выделяются только регионы Дальнего Востока: во-первых, все без исключения дальневосточные компании собираются сократить расходы, во-вторых, только треть этих компаний намерены реализовать программы по внедрению энергосберегающих и ресурсосберегающих технологий (в общем распределении данных доля составляет половину). По остальным федеральным округам ситуация примерно одинаковая.

По каким именно направлениям компании будут осуществлять сокращение расходов? 71,3% респондентов ответили, что в первую очередь они собираются сократить расходы на потребляемые услуги (консалтинг и т.д.). По сравнению с маем, доля снизилась на 3,7%.

Переход на более дешёвое сырьё и оборудование в планах 55,2% компаний, этот вариант потерял 10,7% голосов.

50,6% организаций намерены сократить расходы на персонал, в мае их доля была 47,7%.

Расходы на благотворительные социальные программы, реализуемые на территории присутствия компаний,  будут сокращены в более чем трети компаний, принявших участие в опросе.

Один респондент решил дать собственный ответ на заданный вопрос о сокращении бюджета: компания видит возможное сокращение расходов по снижению статьи ремонта оборудования за счёт внедрения нового прогрессивного оборудования на производстве.

image003.png

*Вопрос предполагал возможность множественного выбора варианта ответа, сумма не сводится к 100%

Отраслевой анализ показывает, что строительные и энергетические компании чаще, чем другие, готовы прибегнуть к сокращению расходов на потребляемые услуги (в том числе консалтинг и так далее) – доля достигает 90%.

Почти три четверти компаний отрасли «строительство» заявили, что сокращение бюджетов будет происходить через сокращение расходов на благотворительные социальные программы, реализуемые в регионах присутствия компаний.

Компании энергетического сектора, скорее, не планируют экономить на сырье и комплектующих, по крайней мере, доля ниже средней доли почти на 20%.

Сокращение расходов на персонал в 60,5% компаний, принявших участие в опросе, будет происходить через сокращение найма новых сотрудников. По сравнению с прошлым месяцем, доля этого ответа снизилась на 20,3%. Увольнять сотрудников в условиях кризиса готовы 46,5% компаний, в мае эта доля не достигала 40%. Перевод сотрудников на работу на условиях неполного рабочего дня будет осуществлён в 44,2% организациях (+13,8% к майскому значению). Снизить «размер» социального пакета планируют в 18,6% компаниях, собирающихся сократить расходы на персонал. Вариант «сокращение расходов на персонал будет происходить за счёт сокращения заработной платы» выбрали 9,3% респондентов, тогда как в мае его отметил только один респондент. 11,6% участников опроса указали, что в их компаниях будет сокращение работников, работающих неполный рабочий день, и тех, кто находится в отпуске без сохранения заработной платы. Доля этого ответа стала почти в два раза ниже, чем была в мае.

image004.png

*Вопрос предполагал возможность множественного выбора варианта ответа, сумма не сводится к 100%

Среди тех новых возможностей, которые могут появиться в результате кризиса, 39,2%  всех респондентов указали импортозамещение. Доля этого варианта прибавила 10% по сравнению с прошлым месяцем. Столько же респондентов обозначили в качестве новых возможностей в результате кризиса снижение издержек, доля снизилась на 7,1%. Третьим по популярности ответом стало «увеличение рынка сбыта продукции и услуг компаний», его доля – 37,1%. В мае этот вариант набирал 27,8%. Доля варианта «рост конкурентоспособности» выросла почти на 10% и составила 29,9%.

В результате кризиса компании смогут развивать новые направления, диверсифицировать бизнес, об этом заявила пятая часть участников опроса. На 4% стала меньше доля тех компаний, которые видят новые возможности для своих компаний в заключении госконтрактов, в июне значение 14,4%. Рост экспорта отметили 12,4% участников опроса, в мае их доля была ниже на 3%.

13,4% компаний уверены, что новых возможностей в результате кризиса для них не появится; 11,3% респондентов не смогли дать ответ на заданный вопрос.

image005.png

*Вопрос предполагал возможность множественного выбора варианта ответа, сумма не сводится к 100%

Согласно оценкам опрошенных компаний, эффективность реализуемых органами власти антикризисных мер скорее средняя. По 5-балльной шкале оценки половина всех респондентов поставили антикризисным действиям властей оценку 3 (меры средней эффективности), доля ответов с оценкой «1» (меры совершенно не эффективны) составила 19,1% и доля оценки «2» (меры не эффективны) – 13,2%. Чуть менее пятой части участников опроса выбрали вариант «антикризисные меры скорее эффективны».

Средний балл составил 2,66. В марте, когда мы в последний раз задавали вопрос об эффективности реализуемых органами власти антикризисных мер, средний балл был ниже на 0,2 пунктов.