Результаты анкетирования «Антикризисный мониторинг – февраль 2015 года»
Описание
(

При подготовке материалов использовались данные Индекса деловой среды и антикризисного мониторинга за 2015 год.

Индекс деловой среды зафиксировал следующие основные тенденции в феврале 2015 года:

  • прекратился «шоковый» период кризиса, компании начали работу по адаптации к функционированию в текущих экономических условиях (в частности, увеличилось значение Сводного индекса деловой среды РСПП и Индекса личной оценки делового климата, хотя они и остались в негативной зоне);
  • компании озабочены своим финансовым положением. Они в какой-то степени смирились с недоступностью заемных средств, при негативных оценках ситуации на валютном рынке острота несколько спала благодаря стабилизации курса, но одновременно нарастает озабоченность нехваткой оборотных средств;
  • снижается доля компаний, реализующих инвестиционные проекты. Аналогичные оценки получены и в рамках антикризисного мониторинга, где доля компаний, сокративших или отказавшихся от инвестпрограмм, в феврале увеличилась на 4 процентных пункта по сравнению с январем;
  • продолжается падение показателей, связанных со спросом, причем речь идет как о текущем спросе, так и новых заказах. Падение не носит катастрофического характера, хотя более 20 % опрошенных в рамках антикризисного мониторинга компаний столкнулись с этой проблемой. Причем в рамках индекса деловой среды оценки ситуации со спросом несколько хуже, чем в рамках антикризисного мониторинга;
  • несмотря на некоторый рост доли компаний, которые рассматривают возможность сокращения найма или увеличение доля занятых, переведенных на неполный рабочих день, оценки текущей ситуации в социально-трудовой сфере улучшились – возросла доля компаний, осуществлявших найм персонала, с одновременным сокращением тех, кто переводил персонал на неполный рабочий день или сокращал персонал. При этом доля компаний, реализующих социальные программы для персонала, сокращается, что соответствует тенденции к снижению расходов.

В антикризисном мониторинге приняли участие компании-члены РСПП из всех федеральных округов. Участники опроса должны были назвать три наиболее ощутимых для их компаний последствия экономического кризиса. Вариант «снижение курса рубля / валютная нестабильность» указали 41,8% компаний (уровень озабоченности в январе был выше – о данной проблеме говорили почти 55 % опрошенных компаний, но первое место за проблемой сохранилось).

С небольшим отрывом за вариантом-лидером следует ответ «недостаток оборотных средств», его выбрали 40,5% респондентов. Недоступность заёмных финансовых ресурсов стало последствием экономического кризиса для 30,4% участников опроса. С неплатежами со стороны контрагентов столкнулись 29,1% организаций.

Четверть респондентов заявила об ухудшении условий поставки сырья и комплектующих, чуть меньше – 24,1% – о сокращении инвестиционных программ компании или о переносе их на более поздний срок.

Снижение спроса на продукцию/услуги компаний почувствовали на себе 22,8% компаний. Вариант «невозможность оснастить организацию новым оборудованием, технологиями из-за ограничения импорта товаров, работ, услуг» набрал 13,9% голосов, ту же долю получил ответ «на деятельность организаций оказывает влияние санкции со стороны западных стран». Сокращать объёмы производства пришлось 10,1% компаний.

Остальные варианты ответа набрали менее 10% голосов. При этом 5,1% респондентов опроса сообщили, что они не сталкивалась с проблемами, связанными с экономическим кризисом.

image001.png

*Вопрос предполагал возможность множественного выбора варианта ответа, сумма не сводится к 100%

В отраслевом разрезе только 20% компаний, указавших в качестве отрасли «другое» (в первую очередь, речь идёт об энергетическом секторе и сфере образования и услуг, научных исследований и разработки ПО), столкнулись в своей деятельности со снижением курса рубля / валютной нестабильностью.

40% этих компаний назвали главной проблемой неплатежи со стороны контрагентов, в общем распределении данных доля ниже на 10,9%. Относительно других возможных последствий кризиса – «недоступности заёмных финансовых средств», «снижения спроса на продукцию», «недостатка оборотных средств» – компании энергетического, образовательного секторов, IT, объединённых в категории «другое», высказались более оптимистично, чем компании других отраслей.

Строительные компании с большей частотой, чем в среднем, отмечали вариант «неплатежи со стороны контрагентов – последствие экономического кризиса для компании». Почти две трети компаний строительного сектора ощутили недостаток оборотных средств, и это максимальная доля при сравнении отраслевых особенностей. В половине случаев строительные компании указали вариант «последствием кризиса стало сокращение инвестиционных программ или перенос их на поздний срок», что в два раза выше среднего значения. Также половина данных компаний почувствовала на себе снижение спроса, в совокупных данных доля составила 22,8%.

Для промышленных компаний значимость снижения курса рубля / валютной нестабильности выше, чем для других компаний. Также для 37,1% этих компаний последствием экономического кризиса стало ухудшение условий поставки сырья и комплектующих, в общем распределении доля варианта ниже на 11,8%. По сравнению с другими отраслями, компании промышленного сектора в большей степени озабочены невозможностью оснастить организацию новым оборудованием, технологиями из-за ограничения импорта товаров, работ, услуг.

Напротив, ни одна компания отрасли «АПК и сельское хозяйство» не отметила вариант «последствие кризиса – невозможность оснастить организацию новым оборудованием и технологиями». Для этих компаний главным последствием кризисной ситуации стала недоступность заёмных финансовых средств.

По другим отраслям выборка не репрезентативна.

Региональный анализ показывает, что 45% компаний из Центрального федерального округа пришлось сократить инвестиционные программы или перенести их на более поздний срок (+20,9% по сравнению с совокупными данными). Для компаний из ЦФО в то же время ниже значимость таких последствий экономического кризиса, как «снижение курса / валютная нестабильность» и «недоступность заёмных средств».

52,9% компаний из Приволжского федерального округа столкнулись в своей деятельности с валютной нестабильностью, доля в совокупных данных составляет 41,8%. Такую же долю в случае респондентов из ПФО набрал вариант «ухудшение условий поставки сырья и комплектующих», доля выше среднего значения в два раза. Реже других компании из ПФО отмечали ответ «снижение спроса на продукцию / услуги компаний».

Для уральских компаний главным последствием экономического кризиса стал недостаток оборотных средств, на втором месте – недоступность заёмных финансовых средств (в совокупных данных он ниже на одну позицию), на третье с седьмого поднялся вариант «снижение спроса на продукцию / услуги компаний», получивший долю 35,7% (+12,9%). Согласно ответам 17,9% респондентов из УФО, произошло ухудшение условий поставки сырья и комплектующих, и это минимальная доля при сравнении регионов между собой.

Оценки компаний из СЗФО близки общему распределению данных, за исключением того, что для этих компаний значимость варианта «сокращение инвестиционных программ» выше, а ответа «недоступность заёмных финансовых средств» – ниже.

По другим регионам выборка не репрезентативна.

Сокращать расходы в условиях кризисной экономики намерены 85% компаний-участниц опроса.

О повышении цен заявили 42,5% организаций, и это второй по популярности ответ на вопрос об антикризисной тактике компаний. Примерно такую же долю (41,2%) набрал вариант «планируем реализовать программы по внедрению энергосберегающих и ресурсосберегающих технологий».

Более трети респондентов считают, что в условиях кризиса необходимо оптимизировать затраты предприятия без снижения выпуска продукции (объёма деятельности) и без сокращения объёмов затрат.

Чуть более пятой части компаний (21,2%) намерены отказаться от авансирования поставщиков, 17,5% готовы перейти на требования авансирования со стороны покупателей.

20% организаций планируют сократить объёмы инвестиционных программ, 16,2% компаний собираются сохранить или увеличить существующие объёмы инвестпрограмм.

Ту же долю – 16,2% – набрал вариант «в условиях кризиса придётся переориентировать предприятие на выпуск иной продукции».

Увеличивать выпуск продукции (результатов деятельности) без расширения производства хотят 12,5% компаний, напротив, сокращать производство намерены 11,2% организаций.

Примерно десятая часть всех респондентов указала, что в их планы входит продажа непрофильных активов, и только 5% готовы к продаже профильных активов. 

image003.png

*Вопрос предполагал возможность множественного выбора варианта ответа, сумма не сводится к 100%

В феврале вариант «оптимизировать затраты предприятий без снижения выпуска продукции» был дополнен сочетанием «и без сокращения затрат», именно этим объясняется резкое изменение результатов. Также в феврале весь список был продолжен вариантам «сократить объёмы инвестиционных программ» и «сохранить / увеличить объёмы инвестпрограмм», в январе данные по этим вариантам ответа отсутствуют.

Самой популярной антикризисной мерой, независимо от отрасли, стало «сокращение расходов компании». Доля таких ответов превышает 80% у компаний секторов «промышленность», «АПК и сельское хозяйство», «другое», в случае строительных компаний все без исключения респонденты планируют сокращение расходов компаний.

Эти компании чаще, чем другие, готовы сокращать объёмы инвестиционных программ. С другой стороны, ни одна компания строительного сектора не собирается сохранить / увеличить бюджет инвестиционных программ, а также реализовать программы по внедрению энергосберегающих технологий. Доля строительных компаний, готовых повысить цены на продукцию / услуги, ниже на 17,5%, чем среднее значение; только четверть респондентов, занятых в строительстве, отметили этот вариант.

12,5% строительных организаций указали ответ «антикризисная мера – оптимизация затрат предприятия без снижения выпуска продукции (объема деятельности/производства) и сокращения объёмов затрат», в совокупных данных доля выше почти в три раза.

Второй по значимости антикризисной мерой для промышленных компаний стала «реализация программ по внедрению энергосберегающих технологий» – этот вариант набрал 63,9% голосов, тогда как в общем распределении доля составляет 41,3%.

Повысить цены намерены более половины всех промышленных компаний, участвующих в опросе, доля выше доли в совокупных данных на 13,1%.

Чаще, чем другие, компании промышленного сектора выбирали такую меру, как оптимизация затрат предприятия без снижения выпуска продукции (объема деятельности/производства) и сокращения объёмов затрат.

Четверть компаний энергетического, образовательного, жилищно-коммунальных секторов, а также IT планируют реализовать программы по внедрению энергосберегающих технологий, эта доля ниже среднего значения на 14,6%.

Ни одна компания из этой категории не собирается отказаться от авансирования своих поставщиков. И только 6,7% хотят сократить объёмы инвестиционных программ (напомним, что в общем распределении данных доля – 20%).

40% компаний отрасли «АПК и сельское хозяйство» готовы отказаться от авансирования своих поставщиков и 30% – перейти на требование авансирования со стороны покупателей; доля этих вариантов в два раза больше, чем в совокупных данных.

По другим отраслям выборка не репрезентативна.

Согласно региональному анализу, в качестве противодействия кризису повышение цен рассматривают половина компаний из Центрального, Приволжского и Северо-Западного федеральных округов, и только 21,4% респондентов из Уральского ФО указали, что готовы увеличивать цены на продукцию своих компаний.

На 12,7% ниже среднего значения доля варианта «антикризисная мера – реализация программ по внедрению энергосберегающих технологий» у компаний из УФО. Этот вариант востребован только третью компаниями из Северо-Западного ФО (здесь доля ниже среднего на 7,9%).

В два раза реже выбирали ответ «в планах отказаться от авансирования поставщиков» в Центральном и Северо-Западном федеральных округах.

41,2% компаний из Приволжского федерального округа намерены сократить объёмы инвестиционных программ, и это максимальная доля среди сравниваемых регионов, она выше средней доли в два раза. Также эти компании чаще, чем компании из других ФО, готовы к переходу на требования авансирования со стороны покупателей.

Четверть уральских компаний собираются переориентировать предприятие на выпуск иной продукции (+8,8%, если сравнивать с общим распределением), и только 4,2% компаний из СЗФО указали этот вариант, в совокупных данных доля составляет 16,3%.

Интенсификацию в качестве антикризисной меры рассматривают 20% организаций из Центрального и Северо-Западного ФО.

По другим регионам выборка не репрезентативна.

Сокращение расходов возможно по нескольким статьям, и в первую очередь секвестирование коснётся расходов на потребляемые услуги (консалтинг и так далее) – об этом заявили 67,6% компаний. Экономить на сырье и комплектующих (при переходе на более дешёвое сырьё и комплектующие) планируют 57,4% организаций. Чуть более половины компаний намерены сократить расходы на персонал. 41,2% респондентов отметили вариант «компания будет сокращать расходы на благотворительные социальные программы, реализуемые на территории присутствия».

image005.png

В отраслевом разрезе распределение ответов компаний отрасли «промышленность» не отличается от общего распределения данных.

В первую очередь компании энергетического, образовательного секторов, IT, объединённые в категорию «другое», собираются перейти на более дешёвое сырьё и комплектующие – этот вариант набрал 76,9%, доля выше среднего значения на 19,5%. Сокращать расходы на персонал намерены 38,5% таких компаний (-13% по сравнению со средним значением).

Строительные компании реже, чем другие, готовы изыскивать дополнительные средства при экономии на сырье и комплектующих; у этих компаний выше доля варианта «сокращение расходов на персонал».

Три четверти компаний отрасли «АПК и сельское хозяйство» планируют сократить расходы на потребляемые услуги, значимость этого варианта для аграрного сектора выше, чем для других секторов.

По федеральным округам значимых отличий от совокупных данных не зафиксировано, за одним исключением: компании из Центрального федерального округа чаще, чем другие, планируют сокращать расходы на персонал.

По каким направлениям компании собираются уменьшать расходы на персонал? 77,1% компаний намерены сократить наём новых сотрудников. Следующим по популярности вариантом стал «перевод сотрудников на работу на условиях неполного рабочего времени», его выбрали 51,4% респондентов. Изменить списочную численность работников в период кризиса (сократить число сотрудников) планируют 45,7% организаций, а уменьшить «размер» социального пакета – 40%.

28,6% участников опроса указали, что в их компаниях будет сокращение работников, работающих неполный рабочий день, и тех, кто находится в отпуске без сохранения заработной платы.

Сокращать заработную плату сотрудников собираются в 25,7% организациях.

image007.png

Всего 15% участников опроса ответили на дополнительный вопрос: «В случае если вы предполагаете сократить количество сотрудников Вашей компании в 2015 году, спрогнозируйте изменение количества сотрудников поквартально». Сокращение численности работников, в среднем, будет происходить в I квартале на 8,21%, во втором – на 4,36%, в третьем планируемое уменьшение количества сотрудников составит 2,75%, и в четвёртом – 2,71%.

Согласно оценкам опрошенных компаний, эффективность реализуемых органами власти антикризисных мер скорее средняя. По 5-балльной шкале оценки 45,1% поставили антикризисным действиям властей оценку 3 (меры средней эффективности), также высоки доли ответов с оценкой «1» (меры совершенно не эффективны) и «2» (меры не эффективны) – они получили более 20% голосов. Средний балл составил 2,44.

Самая низкая оценка эффективности антикризисных мер, которые реализуют органы власти, принадлежит строительным компаниям: здесь 42,9% респондентов выбрали оценку «1 балл». В региональном разрезе минимальные оценки характерны для компаний из Северо-Западного федерального округа.